Воспитание на расстоянии

Семьи, в которых муж бывал дома лишь периодически, существовали всегда. Длительные разлуки были обычным делом в семье моряков, военных. Принимая решение перевести семейные отношения в дистанционный режим, нужно представлять себе опасности такого сценария.
Проблемы, которые возникают, могут разрушить не только семью, но и деформировать личность каждого. Каковы они?

«Бытовое одиночество», сложность в решении бытовых вопросов каждого из супругов. Это относится как к отсутствующему члену семьи, привыкшему к определённому уровню бытового комфорта, так и к тому, кто остался дома (часто с детьми) и вынужден справляться с бытовыми проблемами самостоятельно. Например, женщина, оставшаяся наедине с текущими кранами или требующим постоянного обслуживания автомобилем, постепенно начинает ощущать себя «ломовой лошадью» и всё чаще задавать себе вопрос: ради чего я страдаю? Если напряжение не снимается, то вопрос становится не риторическим, а вполне конкретным. Поэтому и непосильная ноша самостоятельности, и необходимость работать в стеснённых бытовых условиях повышают потребность обоих супругов в более «качественном» отдыхе и более ярких «досуговых впечатлениях», выполняющих роль своеобразной психологической компенсации. 

«Эмоциональное одиночество», нехватка своевременной эмоциональной поддержки, потеря возможности общих переживаний в личной, социальной и профессиональной жизни. Общий эмоциональный опыт способствует большей «привязке» людей друг к другу, появлению чувства опоры, надежности, стабильности, что немаловажно для формирования внутренней устойчивости человека. Психологическая поддержка особенно нужна тем, кто ещё не достиг определённого уровня зрелости и привык к постоянной опеке, и тем, кто переживает какой-либо сложный период в своей жизни (например, переход на новую работу или рождение ребёнка). В такие периоды для брака очень опасно любое активное замещение отсутствующего супруга: известно, что если в критической ситуации мы обретаем «надёжное плечо» рядом, то позже соблазн опираться на него вместо имеющегося супруга будет возрастать. Как говорится, свято место пусто не бывает. Причём опасность возникает как со стороны отсутствующего супруга, так и со стороны оставшегося, поскольку длительная разлука вынуждает обе стороны адаптироваться к новой ситуации и – иногда бессознательно – искать достойное эмоциональное «замещение».

«Физическое одиночество», нехватка тактильного (телесного) контакта, полноценного сексуального удовлетворения, отсутствие возможности совместного проведения досуга. Если, например, до вынужденного расставания в семье было принято вместе ходить на выставки или играть в теннис, то, оказавшись в одиночестве, супруги могут потерять  интерес к подобного рода занятиям («одному не хочется»). А это ещё больше сужает возможности людей в активном освоении мира. Физическое общение супругов часто выступает основным способом релаксации, поэтому длительный тактильный голод может привести к возникновению нового круга общения у обоих партнёров и возникновению новых – теперь уже отдельных – интересов и даже образа жизни. К примеру, в отсутствие супруга женщина (с самыми благородными целями) начинает посещать какой-либо новый женский клуб, садится на диету, меняет систему питания и... к его приезду становится «потрясающе новой». Но муж, находясь в разлуке, тосковал и мечтал о ней прежней! И её новая манера двигаться, говорить, дышать может оказаться для него неприятным сюрпризом – прежде всего потому, что это было неожиданным изменением. Что поделать – люди являются биологическими существами, и всё, что относится к физическим привычкам и пристрастиям, влияет и на наши отношения с людьми.

«Потеря общего событийно-информационного пространства» выражается прежде всего в том, что члены семьи, долгое время не имеющие возможности рассказывать друг другу о происходящих событиях и так называемых «мелочах» своей жизни, в скором времени обнаруживают, что «выпали из обоюдного контекста». При дистанционном общении люди, как правило, стремятся рассказать «самое важное», хотя из мелких событий порой рождаются серьёзные проблемы. В результате складываются ситуации, о которых «долго рассказывать», и один из партнёров невольно устраняется от их решения или просто ничего не знает о них. Этот же эффект возникает в случае, когда супруги автономно проводят досуг и не считают важным делиться впечатлениями о просмотренных фильмах или прочитанных книгах – со временем (под влиянием этих произведений или пережитых событий) у каждого из них могут сформироваться другие ценности, позиции, жизненные цели, которые оказываются неожиданными для партнёра. Наверное, каждый из нас сталкивался с ситуацией, когда наши друзья или родственники возвращались из поездок «совершенно другими». И особенно это чувствовалось тогда, когда у нас не было возможности подготовиться к такому изменению, заблаговременно узнать о причинах этой «новизны», о конкретных пережитых ими событиях. Да и мы сами, возвращаясь после долгого отсутствия домой, по-новому смотрим на когда-то привычные вещи: дети кажутся менее послушными, родственники более активными, соседи более шумными.

Отдельно остановимся на том, какие проблемы несёт в себе дистантный брак в сфере воспитания детей.

«Педагогическая конкуренция» выражается в том, что автономное существование родителей позволяет тому, кто остался с детьми, применять свои методы воспитания и формировать у ребёнка ту или иную модель поведения. Например, если родители придерживаются разных стратегий воспитания, то отсутствие одного из них даёт другому явное педагогическое преимущество. Впоследствии «вернувшийся» член семьи может оказаться в ситуации активного игнорирования его как воспитателя, так как ребёнок и второй родитель выработали свою «сигнальную систему» для эффективного взаимодействия. Кроме того, супруг, оставшийся с ребёнком, может использовать образ отсутствующего супруга исключительно в своих целях: запугивать им («Не дай бог, о твоём ужасном поступке узнает папа!..»), шантажировать для получения желаемого педагогического результата («Вот расскажу папе про твоё безобразное поведение, чтобы он не привозил тебе больше подарки!»), и даже – конечно, часто от эмоциональной усталости – корить ребёнка за плохую генетику («Ты невыносим! Весь в своего отца!») Мало кто из супругов, использующих подобные методы, задумывается о том, что, сформировав негативный (устрашающий) образ второго родителя, он лишается довольно значимого ресурса в воспитании. Это особенно сильно сказывается тогда, когда дети вступают в подростковый возраст и склонны отвергать родительский авторитет. К слову сказать, если апелляция к образу отсутствующего родителя происходит довольно часто, ребёнок начинает подозревать, что и оставшийся с ним взрослый не совсем справляется с ситуаций, а значит, он слаб. Соответственно, уважение снижается и к маме, и к папе.

«Психологическая конкуренция» проявляется в большей привязанности ребёнка к одному из супругов. Причем, такая привязанность может возникать как к присутствующему, так и отсутствующему родителю. В последнем случае привязанность рождается из идеализации – ведь отсутствующий родитель ничего не запрещает, не наказывает, не ругает за плохие отметки. Одним из негативных последствий психологической конкуренции является то, что супруги начинают ревновать детей друг к другу и пытаются «вернуть любовь» неэффективными способами. Надо ли говорить, что в такой тактике проигрывают все – и ребёнок, и остальные члены семьи.

«Обеднение поля развития». Какими бы занятыми ни были родители, отъезд одного из них всё же лишает ребёнка довольно значимого образовательного ресурса. Если исходить из простой идеи о том, что любой человек – это носитель интеллектуального, эмоционального и практического знания, то можно предположить, что даже простое присутствие ребёнка рядом с позитивно настроенным к нему человеком обогащает его мир. Дети учатся разными способами – через объяснение, через «пробование на зуб», через подражание. Соответственно, даже относительно недолгое отсутствие второго родителя в некотором смысле истощает развивающую среду малыша, ведь поток мыслей, идей, событий в таком случае сокращается в два раза! А для растущего человека такая потеря может быть необратимой: не сказанное вовремя слово («Осторожно! Это может бть опасным!»), не показанное вовремя действие («Смотри, что нужно делать в этом случае!»), не объяснённое вовремя событие («Вообще-то это называется предательством..») уведёт ребёнка в иную сторону. Кто-то другой сориентирует его в этой жизни. В том числе и в отношении к собственным родителям. Согласитесь, здесь есть риск, правда?..

Ирина Хоменко
кандидат педагогических наук



Назад в раздел